Daisie
Всегда боялась глубины. Но не помню, с каких пор началось осознание этого страха. Может, в прошлой жизни я жила на корабле и меня выкинули за борт в открытый океан, где в последствии я была съедена сотнями мелких подводных насекомых.
А через 9 месяцев я родилась здесь, в Украине, уже коренной жительницей Киева. В этой семье, с ее прелестями и недостатками, с этими своими страхами, взявшимися казалось бы абсолютно ниоткуда.
И вот мне снится этот безграничный океан, тишь, сумерки. Ни единого намека на землю. Нас на корабле много, может быть, мы плывем на верную гибель. Я не ощущаю страха, потому что еще не видела пейзажей вне палуб. Этот корабль напоминает большой красивый дом. Люди в нем дружно общаются, веселятся. Происходит какое-то скромное празднование.
Я выхожу из своей каюты и наконец обращаю взор вокруг: всюду вода. Появляется страх, набирающий свои обороты в виде учащенного дыхания и ускорения пульса. Я понимаю, что это сон и что я могу все изменить. Тут же дно поднимается, вода становится прозрачной и мелкой. Где-то недалеко от нас проплывает один мужчина в каноэ, в знак доказательства того, что бояться больше нечего - можно плыть по этой прозрачной мели. Сторона света, в которую двигается наше судно, окрашивается в теплые желтые, красные, оранжевые оттенки, не яркие, а немного приглушенные и естественные, как это бывает по вечерам на закате. Но заката не видно, вместо этого опускается уютная ночь и в небе появляются яркие звезды. В воздухе витают миражи о долгожданной земле. Какая же она будет?
Я стою у перил, рассматривая мелькающие мимо картинки на фоне воды и звезд, и слушая отдаленные беседы своих попутчиков. Постепенно становится тише и среди всего вдруг раздается голос: он запел, не громко, спокойно, немного устало, но уверенно. Его было слышно так, будто он вещает в твоей голове. Было ощущение, будто ты куда-то едешь, задумавшись уставившись в окно, и вдруг по радио звучит твоя любимая песня. Такая родная и близкая, что ты закрываешь глаза и всем естеством сливаешься с этим голосом, этой мелодией, и молишь, лишь бы это блаженство не прерывалось. Лишь бы никто не помешал.

"Я видела это во сне,
Как цветы умирают в огне,
Пепла лёгкого лепестки
Распадаются на куски".


Я закрываю глаза и одними губами произношу вместе с голосом:

"Пепел - это для них навсегда,
Слишком рано выходит звезда
В обгоревшие клочья небес.
Ну а я зачем ещё здесь?"


Теперь к голосу присоединяется пианино:

"Это был случайный ожог
И земля ушла из-под ног.
Ты пепел, я пепел.
Нас друзья, убитые горем,
Со скалы развеют над морем.
Ты пепел, я пепел".


Это Оля. Она плывет с нами. Но почему именно эта песня, эти слова?
Вчера я узнала, что моего отца после смерти кремировали. Эти слова, вырванные из контекста, врезались в стенку моего сознания, сползли и уплыли в подсознание. Я не думала об этом. А подсознание думало - и выдало вот такой мне сон, я плыву по безграничному океану вместе с Олей Пулатовой, где она по многочисленным просьбам решила спеть эту песню. Песню про друга, который сгорел.
Удивляюсь и, наверно, никогда не перестану удивляться этим сюрпризным снам. И тем, как я могу ими управлять. В момент, когда глубокий сон переходит в нечто наподобие дремоты, в этот же момент я могу осознать, что движение сна можно изменить силой мысли, и начинаю изменять его как удобно мне, что в последствии приводит к пробуждению. Этот сладостный момент, когда думаешь "хочу взлететь! хоть это и невозможно..." и так же, хоть и с большим трудом и невысоко, но взлетаешь. А когда думаешь, что это невозможно - падаешь.

Я учусь грустить, улыбаясь.
слишком много печальных историй,
Разветвляясь и пересекаясь,
Все они ведут в крематорий.

@темы: дневник снов, музыка странного сна, похмура весна